реклама
я

Христиане

Нигде в мире наблюдательный путешественник не увидит христианство в таком многообразии, как на Святой земле. Во время утренней прогулки по Старому городу Иерусалима он может встретить греческих или сирийских православных монахов, эфиопских и коптских священнослужителей, армянских и католических священников, а также священнослужителей и ученых практически всех протестантских церквей христианского мира.

Разнообразие христианских конгрегации на Святой земле объясняется просто: во времена Византии (324—636 гг. н.э.), в эпоху крестовых походов (1099— 1291), в 400-летний период Оттоманской империи (1517-1917) и до настоящего времени церкви стремились установить, а затем и сохранить, свое присутствие на земле, где родилась их вера.

Религиозные и государственные интересы нередко переплетались. Правительства подталкивали церкви к установлению опорных пунктов на Святой земле, чтобы самим завоевать влияние на этом мосту, соединяющем Запад с Востоком.

В результате здесь обосновалось великое множество церквей различного вероисповедания с 2500 священниками почти из всех стран мира. Греческая православная, русская православная, римско-католическая, сирийская католическая церкви, марониты, греческие, армянские и халдейские католики, армянские православные, сирийские православные (якобиты), копты, эфиопские православные — все они получили (нередко в острой борьбе) свою долю почитаемых святых мест.

Более «молодые» церкви — англиканская, шотландская, адвентисты седьмого дня, пятидесятники, церковь Христа, баптисты, Братская церковь, менониты и свидетели Иеговы — также имеют свои, обычно крохотные, приходы. Образование Израиля вызвало беспокойство в христианской общине, которая не знала, чего ожидать от нового государства, и испытывала серьезные подозрения в отношении его намерений (Ватикан до сих пор не признает Израиль). Тем не менее, в Декларации о независимости Израиля четко сформулирована позиция государства «гарантировать свободу религии, совести, образования и культуры, охранять святые места всех религий».

Шестидневная война 1967 г., входе которой израильские войска установили контроль над Старым городом Иерусалима, возродила религиозные опасения. Однако израильское правительство сохранило хрупкий баланс, установленный правителями Оттоманской империи и англичанами в подмандатной территории при распределении ответственности за святые места.

Новым фактором, оказывающим влияние на положение в Святой земле и на отношения между евреями и христианами, является всемирный рост христианского сионизма, который считает рождение государства Израиль осуществлением библейского пророчества. В последние десятилетия появилось множество теологических и экуменических учреждений, обслуживающих это движение и создающих для молодых христиан условия для учебы в Израиле. «Христианское посольство» в Иерусалиме — главный центр христианско-сионистской деятельности — имеет «консульские» представительства во всем мире, что восхищает многих израильтян. Но оно же приводит в отчаяние других, которые опасаются, что истинный смысл заявлений о дружбе заключается в обращении евреев в свою веру.

Это затаенное опасение нашло выражение в бурном противодействии осуществлению проекта застройки мормонами четырех акров земли, откуда открывается вид на Старый город, и который мог бы послужить примером для других христианских групп, стремящихся хотя бы ноготком зацепиться за Святую землю. К их числу относятся Апостольская церковь в Швейцарии, Нигерийская Небесная церковь Христа, Корейская евангелическая церковь и Церковь Надежды Израиля в Калифорнии.

Однако работа по примирению христиан с евреями не является исключительной епархией «новых» церквей. Такую же работу долгие годы ведет римско-католический орден Сестер Сиона, созданный в Иерусалиме в 1855 г. французскими евреями, обращенными в христианство. Ежегодно около 250 тыс. паломников посещают монастырь этого ордена — Экке Хомо, — расположенный рядом со Второй остановкой на Крестном пути на Виа Долороса, и многие остаются послушать сестер, которые рассказывают о Христе – еврее и о иудаизме как благостном источнике их веры. Сестры изучают еврейскую историю и Талмуд и иногда служат мессу на иврите. Они проводят занятия для евреев и арабов, желающих изучать языки друг друга, и создали в Еврейском университете факультет для взрослых, во главе которого стоит монахиня их ордена.

В Еврейском университете есть и еще один видный католик — отец Дюбуа, доминиканский монах, который является деканом философского факультета. Первоосновой языка христианства в Израиле является арабский. Подавляющее большинство из 100 тыс. израильских христиан (включая 13 700 христиан Восточного Иерусалима) — арабы, и священнослужители приходов, обслуживающих их, либо являются арабами, либо говорят по-арабски. Арабы-христиане Израиля явно отдают предпочтение издавна существующим патриархиям. Есть небольшие обшины англиканской и лютеранской церквей (обе церкви пользуются большим влиянием на Западном берегу, чем в самом Израиле), и несмотря на миссионерскую деятельность, проводимую свыше 100 лет более чем 50 организациями, насчитывается не более 1 тыс. местных приверженцев евангелических церквей. Имеется коло 2 тыс. евреев, ожидающих пришествия мессии. Это главным образом иммигранты из Восточной Европы.

Римско-католическая церковь учредила ордена, членами которых являются представители коренного населения, такие, как Сестры Розари и Сестры св. Иосифа, и в семинарии в Иерусалиме готовит арабских священников из Израиля и Иордании.

Хотя численность арабов-христиан увеличивается и они процветают экономически, в особенности в местах, привлекающих туристов-христиан, они проявляют нерешительность и не пытаются утвердиться политически, чтобы отстаивать свои специфические христианские интересы. Христианской общине присущи черты группы незначительного меньшинства, пытающейся сохранить в равновесии свою христианскую принадлежность, арабский национализм и сложные отношения с соседями-мусульманами.

реклама