реклама
я

Уроженцы Израиля

Возьмите иммигрантов из более чем ста стран, перемешайте их и составьте смесь — это и будет сабр (цабр), коренной житель Израиля, названный так по имени плода кактуса, колючего снаружи, сладкого внутри. Остроумное упрощение, но удивительно точное.

Для миллионов евреев во всем мире сабр — высокий красивый загорелый человек с плугом в одной руке и винтовкой в другой — это символ новой гордости и еврейского возрождения.

Возможно, вы уже догадались, что действительность не так проста и не так романтична. Молодые израильтяне стремятся стать учеными, управленцами или фабричными рабочими, но не фермерами, вспахивающими целину.

Более того, уроженец Израиля презирает всякую сентиментальность. Он гордится своей откровенностью и тем, что называет вещи своими именами, нередко доходя до грубости. Умение доказывать в споре — убедительно, громко и членораздельно — это для него большой спорт; физическое же насилие, как и пьянство, случается редко.

Безжалостно критикуя себя и свою страну, он быстро приходит в возмущение от вмешательства чужаков, в особенности тех, кто судит издалека, живя в безопасности и с комфортом в более спокойных странах.

У коренных жителей имеются свои противоречия. С одной стороны, они циничны и энергичны в борьбе за жизненные блага. Для многих заветной целью являются два «в» – «Вольво» и вилла. С другой стороны, однако, молодые израильтяне поразительно похожи в своем поведении на старомодных патриотов-идеалистов. Они с готовностью, хотя и не без ворчания, платят практически самые высокие налоги в мире, отдают немалую часть своей молодости армии и живут, зная, что очередная война, как и пять предыдущих, может начаться завтра.

Уроженцы Израиля, составляющие большинство населения, создают общество, представляющее собой смесь Востока с Западом. Одна треть всех браков — смешанные (ашкенази-сефарды), а родившиеся дети отличаются от своих родителей не только внешностью, но думают и действуют иначе. Самоуверенность коренных жителей не случайна. Израильский ребенок растет в обществе, которое ценит своих детей превыше всего. С одной стороны, его балуют, а с другой, его воспитывают в духе независимости и тех строгих требований, которые будут предъявлены к нему, когда детство кончится. Результаты видны на мальчишках и девчонках повсюду: они ведут себя бойко, любят утвердить свое «я» и оглушительно, до звона в ушах, шумливы.

В 18 лет, когда юношей и девушек призывают в армию, для них начинается серьезная жизнь. После армии, когда они ищут работу или поступают в вузы, им уже перевалило за 20, нередко они уже вступили в брак и несут бремя семейных обязанностей.

Молодые уроженцы Израиля находятся под неусыпным контролем со стороны израильтян старшего возраста, которые хотят знать, такли себя ведут, как было намечено, послевоенные поколения, выросшие на своей собственной земле, не тронутой антисемитизмом.

И да, и нет — таким может быть ответ. Уроженцы Израиля высоко чтут еврейские традиции прилежания в учебе и труде. Появилась целая новая поросль доморощенных вундеркиндов в музыке, на местной почве процветают театральное и танцевальное искусство, кино и литература. В то же время молодые израильтяне являются, пожалуй, первым за 200 лет поколением евреев, которое выросло, не отдавая себе отчета в том, что оно является еврейским большинством. Многие светские молодые евреи совсем не думают о том, что они евреи. Они считают себя израильтянами и… точка. Поэтому евреи, живущие в диаспоре, приходят в отчаяние, когда узнают, что их израильские братья и сестры не всегда столь же благоговейно относятся к этим узам. Учителя средней школы и офицеры в армии постоянно бьют тревогу по поводу того, что так много молодых людей вступают в зрелый возраст без ясного понимания еврейской истории и традиций и поэтому не имеют четкого представления о том, чем является для них их страна и почему они должны быть готовы к самопожертвованию для ее защиты.

реклама