реклама
я

Старый город Иерусалим

Старый город Иерусалим – одновременно и музей под открытым небом, и базар, и целая россыпь святых мест. При всем том, это еще и место проживания двадцати семи тысяч человек, скученных внутри четырехкилометрового периметра старинных укреплений. Сюда ежегодно стекается около двух-трех миллионов посетителей.

В Старом городе есть Еврейский, Христианский, Армянский и Мусульманский кварталы. Мы ознакомимся с каждым из них, а так же со всеми святынями и памятниками, расположенными в непосредственной близости к Старому городу, за его стенами.

Еврейский квартал

Евреи поселились здесь во времена Первого храма З000 лет назад. Сегодня Еврейский квартал — это современный жилой район с многочисленными синагогами и ешивотами (духовными училищами).

Этот динамичный район был в буквальном смысле восстановлен из руин после воссоединения Иерусалима во время Шестидневной войны 1967 г. Первым сюда разрешили вернуться тем семьям, которые жили здесь до того, как в 1948г. они были изгнаны иорданскими властями. Вскоре здесь обосновались и художники, которым пришлись по вкусу живописные переулки. Сегодня Еврейский квартал является одним из наиболее привлекательных (но и наиболее дорогих) жилых районов города.

Между тем, этот оживленный район, со всеми его магазинами и общественным центром, представляет собой и обширный исторический музей. Ярче всего характерное для Еврейского квартала сочетание старого и нового проявляется на Карло. На первый взгляд, эта пешеходная зона с современными фонарями и нарядными витринами представляется чем-то вроде модной торговой улицы в соседстве со старинным базаром. Но это лишь на первый взгляд. Кардо была ориентированной с севера на юг осевой улицей гарнизонного города, построенного римлянами, когда они разрушили Иерусалим в 70 г. н.э. Город назывался Элиа Капитолина и был спланирован строго геометрически, как римский военный лагерь. Главной его улицей и была Кардо (от латинского «кардинал», т.е. главный). В византийский период обрамленный коллонадами проспект вел к церкви под названием Неа(греч. «новая»), построенной в 543 г. н.э. императором Юстинианом, которая в VIII в. была разрушена во время землетрясения. Позднее крестоносцы использовали Кардо в качестве главной торговой улицы. После изгнания крестоносцев мусульманами Иерусалим вновь превратился в захолустье, и Кардо с течением времени оказалась погребенной под четырехметровым слоем обломков и мусора. И лишь в 80 гг. нашего столетия ее расчистили и возродили к новой жизни.

Таблички и схемы по обеим сторонам «новой» Кардо отмечают на ней остатки памятников, напоминающих о временах, когда здесь протекала повседневная жизнь минувших цивилизаций. Большой раскоп позволяет видеть внешнюю стену города времен иудейского царя Езекии. В другом месте восстановлены византийские колонны коринфского стиля, а на них и балки, на которых держалась крыша, дававшая наглядное представление о том, как строились расположенные вдоль улицы лавки.

Южный конец Кардо открыт небу. Здесь лежат под палящим солнцем большие камни мостовой, возвышаются во всей своей классической красе древние колонны. Именно с этой точки посетителю легче всего оценить, насколько удачно решено сочетание музея с жилым районом.

Параллельно Кардо проходит Дорога Еврейского квартала, где расположен Музей еврейского квартала, в котором демонстрируется пятнадцатиминутная аудиовизуальная программа-лекция по истории района со времени Израильского царства до наших дней. Основным ее элементом является рассказ о том, как, несмотря на сопротивление, Еврейский квартал был захвачен Арабским легионом во время войны за Независимость Израиля в 1948 г., как он был возвращен во время Шестидневной войны 1967 г. и какой реконструкции подвергся затем. В музее экспонируется также необычная коллекция фотографий, сделанных в этом районе фоторепортером Джоном Филлипсом во время боев в 1948 г. и затем в 1975 г., когда Филлипс приехал сюда вновь.

В нескольких шагах от музея находится Мемориал в память бойцов, погибших при обороне квартала. На электронной карте последовательно отражается, как шел бой за каждый дом. Между музеем и мемориалом находится Двор ашкенази — жилой комплекс с синагогой, основанный в 1400 г. европейскими евреями. Большая Синагога Хурва была сожжена разъяренными кредиторами в 1720 г. (отсюда и ее название, которое означает «разорение»). В 1856 г. она была отстроена заново, но в мае 1948 г. взорвана солдатами Арабского легиона. Сегодня над этим местом возвышается лишь крутой изгиб арки ее главного входа. Ниже Хурвы находится Синагога Гурман, построенная вскоре после того, как в 1267 г. из Испании эмигрировал известный толкователь Библии раввин Моисей Бен-Нахман. Это, возможно, древнейший из молитвенных домов Еврейского квартала.

Наибольшее впечатление из всех исстари почитаемых молитвенных домов производит комплекс Четырех Сефардских Синагог на улице Хакехуна. Разрушенные в ходе боев в 1948 г. и использовавшиеся под конюшни во время 19-летнего иорданского правления, эти синагоги были бережно восстановлены и сейчас используются и как храмы, и как музеи. Особый интерес представляют сделанные в Италии резные ковчеги ручной работы для свитков Торы («Закона» или «Пятикнижия Моисеева») в синагогах Стамбулии и Пророка Илии, а так же синагога Иоханна Бен-Заккаи начала XVII в., построенная в ярких народных традициях.

На улице Ор Ха-Хаим видим Музей Подворья Йишув, где экспозиция дает представление об образе жизни еврейского населения. В конце улицы Тиферет Исраэл находится едва ли не самый примечательный археологический памятник Еврейского квартала — Сожженный Дом. По всей видимости, это была резиденция священнического рода Бар-Катрос. В частности, обнаруженный при раскопках слой пепла от сильного пожара свидетельствует, что дом погиб, когда город разрушал и войска Тита. Среди многочисленных находок в доме была гирька, на которой написано имя Катрос.

Западная стена

Широкие каменные ступени в конце улицы Тиферет Исраэл ведут вниз к самому важному памятнику не только квартала, но и всей иудейской цивилизации. Это, конечно же, Котэл Ха-Маарави, или Западная стена.

В любое время дня и ночи по этим ступеням идут бесконечной чередой, словно библейские ангелы по лестнице из видения Иакова, богомольцы, паломники и туристы. Приглушенный молитвенный речитатив слышен справа. Это читают священные тексты учащиеся восстановленного ешивота Порат Йосеф, самого большого в Еврейском квартале. На полпути вниз расположена обзорная площадка, откуда открывается панорама, словно созданная для цветных открыток. Внизу слева — Площадь у Западной стены и сама Стена. Над Стеной видна Храмовая гора — библейская гора Мориа, где Авраам едва не принес в жертву Исаака, где некогда высились Первый и Второй храмы и где сейчас стоят мечети: златоглавый купол Скалы (Гранитный купол) и серебристая аль-Акса. Справа от Храмовой горы находится обширный лабиринт археологических раскопов, ведущий к стене Старого города и Мусорным воротам.

В эпоху Храма нынешний Еврейский квартал назывался Верхним городом. Площадь под горой занимает нижнюю оконечность места, именовавшегося Долиной Тиропеон, — разлома, прорезающего весь Старый город в длину. Поскольку это место — самое низколежащее, сюда веками сбрасывали мусор и отбросы, заполнившие большую часть пространства между верхним уровнем и Храмовой горой. Отсюда и столь неблагозвучное название ворот. Западная стена, высотой в 15 м, сложена во времена царя Ирода. По верху идет кладка времен мамелюков и турецкого владычества. Вопреки общепринятому мнению она вовсе не часть самого Храма, а лишь подпорная стенка с западной стороны Храмовой горы. Тем не менее поскольку это единственная сохранившаяся часть Храмового комплекса, евреи чтут ее вот уже 1900 лет. А поскольку именно сюда приходят они излить скорбь по утраченному Храму, то место это назвали еще и «Стеной плача».

В похожем на туннель замкнутом пространстве у северного конца Стены не прекращаются раскопки. Главная арка, названная именем английского исследователя XIX в. капитана Чарльза Уилсона, вероятно, служила опорой огромному пешеходному мосту между Храмовой горой и Верхним городом. Под аркой — глубокий шурф, вырытый современником Уилсона Чарльзом Уорреном. Позднее археологи установили, что стена идет еще на 15 м вглубь от нынешнего уровня земли. Планируется углубить площадь, чтобы Стена предстала во всем своем величии — задача тонкая и сложная, которая потребует не менее 20 лет упорного труда.

Южные раскопы у другого конца Стены открывают широкую лестницу, с которой по пути в Храм пророки обличали толпившихся вокруг людей, контфорс, называемый Аркой Робинсона ( по имени вскрывшего ее в XIX в. американца доктора Эдуарда Робинсона), и остатки общественных зданий и ритуальных водоемов времен Храма.

Над долиной Кедрона

Сразу за стенами Старого города находятся еще три памятных для евреев места. Это Город Давида, долина Кедрона и гора Сион. Раскопки Города Давида ведутся на крутом склоне холма Офел за Мусорными воротами. У археологического раскопа в этом месте религиозные фанатики не раз организовывали бурные демонстрации протеста, утверждая, будто археологи потревожили древнееврейские погребения. Те говорят, что в любом случае это слишком важное место, чтобы оставлять его под землей. Дело в том, что Офел как раз то место, где 3000 лет назад стояло самое раннее поселение, иевусейский город, первая предтеча Иерусалима.

Около 1000 г. до н.э. город захватил царь Давид и сделал его столицей. Хотя позднее его сын Соломон построил выше на горе свой Храм, основная заселенная часть города оставалась на этом склоне над долиной Кедрона. Дело в том, что у его подножия находится Источник Гихон (Гион) он же Кедрон или Кедронский поток, единственный в то время источник воды в Иерусалиме.

Поскольку он был в пещере на дне долины Кедрона, жителям Иерусалима все время грозила опасность оказаться отрезанными от источника воды в случае нападения врагов. Однако с помощью удивительного инженерного сооружения, известного под названием Туннель Езекии, который был построен при царе Езекии через триста лет после Давида, удалось соединить источник Тихон с Водоемом Силоамским (или Купелью Силоамской), который находится примерно в 533 м дальше по ходу долины. В XIX в. неустрашимый археолог Чарльз Уоррен не только обследовал этот туннель, но и обнаружил подземный штрек, через который горожане могли доставать воду ведрами. Сегодня посетители без всякого труда могут ознакомиться с ее схемой в Археологическом парке города Давида, затем пройти по освещенному ходу к выходу из штрека Уоррена, чтобы сверху взглянуть на стремительный поток. В самой долине Кедрона посетители могут пройти со свечками по туннелю Езекии от источника Тихон и сквозь холм Офел вплоть до его выхода у Силоамского водоема.

В верхней части долины Кедрона (эту ее часть называют еще Иософатовой долиной) находятся несколько достопримечательностей Иерусалима. Склон к северо-востоку называется Масличной горой (или горой Елеонской), где находится еврейское кладбище, насчитывающее не одну тысячу лет. В самой долине находятся Столб Авессалома и гробница Пророка Захарии. Несмотря на эти традиционные наименования, нет оснований считать, что под величественными надгробиями покоятся мятежный сын царя Давида и гневный библейский пророк. Археологи считают, что эти гробницы скорее всего составляли часть обширного некрополя I в. н.э, где, вероятно, хоронили богатых горожан и придворную знать при царях династии Ирода. Неподалеку находится красивая гробница Гезера. Из надписи на ней явствует, что это пещера-склеп известной семьи священника. Стоящие на отшибе недвижные безмолвные гробницы в этом конце знойной, покрытой пылью долины Кедрона навевают почти тоже настроение, что и долина царей в Египте.

На мысе за Сионскими воротами Старого города, стоит в горделивом одиночестве гора Сион. Долгие века она символизировала чаяния евреев вновь обрести родину, от нее и название еврейского национально-освободительного движения. Говорят, будто султан Сулейман казнил зодчих, построивших его Великую стену, за то, что они не догадались включить гору Сион в пределы обнесенного ею Старого города. После 1948 г. Старый город попал в руки иорданцев, но Израиль удержал за собой гору Сион, и с 1948 по 1967 гг. этот кряж был важным форпостом молодого государства. Сегодня среди садов и скрюченных ветрами сосен этого знаменитого и почитаемого места бок о бок теснятся церкви и ешивоты.

В пределах комплекса Ешибота Диаспоры находится гробница царя Давида. По мнению археологов, эта гробница — еще один пример того, как предание о памятном месте не соответствует исторической истине, что, однако, не мешает людям почитать ее. Так или иначе, но под сводчатыми потолками гробницы при свете мерцающих свечей создается ощутимая атмосфера святости. Рядом находится Палата Холокоста (катастрофы) — скромный мемориал в память об уничтоженных нацистами еврейских общинах Европы. Больно видеть выставленные в ней свитки Торы, оскверненные погромщиками. Отсюда новая пешеходная дорога, соединяющая Сионские ворота и комплекс церквей, ведет к месту, откуда открывается прекрасный вид на новый Иерусалим.

Дорога к Голгофе

Рим почитает себя центром христианского мира, и собор св. Петра, конечно же, величественнее любого памятника Иерусалима, однако в пределах седых иерусалимских стен есть места, которые трогают душу даже самого равнодушного в делах веры христианина. Это Виа Долороса т.е. Дорога скорби, или Крестный путь, и Голгофа.

Археологи, как водится, утверждают, что ни Дорога скорби, ни другие важнейшие места, которые мы сегодня связываем с распятием Христа, не соответствуют исторической действительности. Но если по Дороге скорби, известной нам ныне, две тысячи лет назад никто не ходил, то какая-то древняя дорога скрыта под сегодняшней поверхностью земли. Но, что важнее всего, эта дорога окружена таким ореолом святости и поклонения, что никакие пояснения рассеять его не в силах.

Паломникам не стоит также горевать, что ныне Дорога скорби — это торговая улица, где есть даже сувенирный магазин «Темница Христова» и модная лавка (boutique) под названием «Девятая остановка на Крестном пути». Посетителю лучше заткнуть себе уши от рева мотороллеров (а заодно и нос от проходящих ослов) и ни на минуту не забывать, что и во времена Иисуса это тоже была оживленная, запруженная людьми и животными городская улица. Дорога скорби начинается у Ворот св. Стефана (называемыхтакже «Львиными воротами»), которые находятся уже в Мусульманском Квартале.

Муниципальная корпорация по застройке Восточного Иерусалима недавно закончила здесь строительство Странноприимной площади, не доходя примерно 30 м до Ворот св. Стефана. Эта площадь явилась завершающим элементом ремонта Дороги скорби, включавшего восстановление обветшалых зданий и нависающих над улицей арок, замену сточно-дренажной системы четырехсотлетней давности. Когда площадь очистили от наслоений, открылись огромные плиты мостовой римского периода. По этим и другим таким же камням, открытым кое-где дальше по пути, вполне возможно ходил Иисус и его последователи.

Здесь, обычно от Странноприимной площади, отправляются организованные экскурсии. Рекомендуем воспользоваться ими, тем более что без помощи экскурсовода в сутолоке людской и путанице проулков Старого города трудно найти точное место некоторых остановок на Крестном пути. Прямо напротив площади стоит церковь св. Анны, наиболее сохранившаяся в первозданном виде церковь крестоносцев. Помимо склепа, почитаемого за Место рождения св. Марии, в комплекс этой церкви входит купель Вифезда, где Иисус совершил чудесное исцеление. Недалеко от этого бассейна находится уютный восточный садик — оазис, располагающий к молитве или размышлению.

Начало Крестного пути, место, где Иисус был приговорен, укрыто во дворе мусульманской школы Умарийя для мальчиков. Вторая остановка, место, где Иисус получил свой Крест, находится через улицу, у часовни Осуждения и церкви Бичевания. Здесь бичевали Иисуса, здесь увенчали его терновым венцом.

В находящейся неподалеку церкви Сестер Сионовых, к примеру, имеется огромное подземное помещение, именуемое Лифостротоном, о котором нередко говорят, что именно здесь Понтий Пилат судил Иисуса.

Перед ним стоит арка «Эссе Хомо», т.е. «се человек» (слова, которыми Пилат издевательски представил Христа в терновом венце обвинителям его), построенная, по мнению исследователей, императором Адрианом во II в. н.э. Почти все дальнейшие остановки на Крестном пути отмечены табличками с соответствующими цитатами из Библии, а некоторые еще и выложены веерообразным узором на камнях мостовой.

Третья остановка, где Иисус упал, неся крест, отмечена колонной в стене на улице аль-Вад, которую пересекает Дорога скорби. Сразу за ней следует Четвертая остановка, где Иисус встретил Марию. Здесь находится армянская католическая церковь Богоматери-великомученицы, с подземной часовней, украшенной интересной византийской мозаикой.

Здесь Дорога скорби идет довольно круто вверх и, заворачивая вправо от аль-Вад, переходит в оживленную торговую улицу. Пятая остановка находится как раз на стыке улицы аль-Вад и Дороги скорби. Это именно то место, где Симон Киринеянин помог Иисусу нести Крест. Чуть дальше — Шестая остановка у Дома св. Вероники, где эта святая утерла лицо Иисуса своим покрывалом. У обеих остановок стоят часовни.

В месте, где Дорога скорби пересекает базар Сук Хан эз-Зеид, находится Седьмая остановка, где Иисус вновь упал. И здесь же, как полагают, были Судные ворота, через которые Иисуса вывели из города к месту распятия, а также место, где его смертный приговор был вывешен на всеобщее обозрение. Здесь Дорога скорби ни с того ни с сего… исчезает. Дело в том, что остаток пути до церкви Гроба Господня застроен зданиями. Однако и эта церковь, и последние остановки совсем недалеко.

Восьмая остановка находится у греко-православной часовни св. Харлампия, построенной на том месте, где Иисус обратился к женщинам со словами: «Плачьте не обо мне, но об Иерусалиме!» Столбом у комплекса эфиопской коптской церкви близ базара Хан эз-Зеид отмечена Девятая остановка, где Иисус споткнулся в третий раз. Все последние остановки находятся в пределах большой и таинственной церкви Гроба Господня.

Гроб Господень

Люди, поездившие по свету, видимо, замечали, что чем больше паломник чтит какую-либо святыню, тем большее разочарование ждет его у цели паломничества. Вот и это, самое священное для всего христианского мира место часто обескураживает того, кто видит его впервые.

Прежде всего церковь озадачивает своими размерами и сложностью. Здесь, в самой высокой точке Старого города, у римлян был храм, посвященный Венере. В IV в., после того как мать императора Константина Елена установила место, где была гробница Иисуса, император воздвиг здесь церковь. Позднее церковь Константина была разрушена, а нынешнюю церковь построили крестоносцы в XII в.

Сейчас церковь делят между собой несколько христианских общин. У каждой в ней есть свои часовни и алтари, и каждая отправляет богослужения по собственному распорядку. Каждая отвечает за поддержание святости и уход за зданием на своей, точно определенной территории. А в прошлом отцы церкви, бывало, яростно ссорились из-за того, к примеру, кому какие ступени подметать.

Мало того, каждая община ведет нескончаемый ремонт в своей части обширного старого здания по собственным графикам и проектам, в результате кругом все вечно заставлено строительными лесами.

В первый момент слабо освещенная церковь Гроба Господня (или Храм Святого Гроба) производит чуть ли не угнетающее впечатление. У входа толпятся самозваные «гиды», предлагая посетителям показать церковь. Среди них попадаются и добросовестные, но большинство знает о церкви лишь то, что касается угла, где служат их единоверцы, языками они владеют слабо. И все же эта Церковь обладает своим особым величием. Конечно, главные ее точки — это место над бугром, где свершилось распятие Христа (называемое на древне-еврейском Голгофа, а по латыни Кальвари), и гробница, куда его положили. Эти места включают продолжение Дороги скорби и последние остановки на Крестном пути.

Ступени справа, сразу как входишь в Церковь, ведут вверх к Голгофе. Десятая остановка, где с Иисуса сняли одежды, отмечена на мозаике пола. Последующие три остановки находятся у латинского и греческого алтарей, на одном уровне и в нескольких шагах одна от другой. Они отмечают место, где Иисуса прибили гвоздями к Кресту, место, где установили Крест, и где его тело сняли с Креста. Четырнадцатая остановка внизу — это сам Гроб Господень (т.е. гробница).

Она расположена под главной ротондой церкви. Внутри Гроба Господня находится часовня Ангела; камень, чудесным образом отваленный от входа в гробницу — часовня, внутри которой — место погребения; и примыкающая сюда же Гробница Иосифа Аримафейского. В числе других достопримечательностей комплекса Церкви — Католикон, большой греческий собор близ главной ротонды, где каменный потир (чаша для святых даров) на полу отмечает центр света; часовни в честь св. Елены, Адама и Обретения Животворного Креста Господня, и Гробницы крестоносцев — королей Иерусалимских.

Вокруг Церкви Гроба Господня стоят церкви чуть ли не всех христианских конфессий. Слева от площади Гроба Господня—лютеранская церковь Христова, высокое изящное здание, с башни которого (открытой для посещения) открывается великолепный вид на Старый город. Необычнее всего упомянутый выше Эфиопский коптский комплекс у Девятой остановки на Крестном пути. Этот монастырь — копия африканской деревни из глинобитных хижин, а находящаяся поблизости эфиопская часовня стоит прямо на своде Гроба Господня.

Главным входом в Христианский квартал служат Новые ворота, названные так потому, что их пробили в стене Старого города только в 1887 году. И до сих пор это самый поздний по времени создания вход в Старый город. От ворот внутрь Города ведут извилистые дороги: Греко-православной патриархии, Греко-католической патриархии и Латинской патриархии. Все они, естественно, проходят через соответствующие их названиям районы и комплексы зданий, где во многих церквах имеются интересные библиотеки и музеи.

Дорога Армянско-Православной патриархии — это улица, огибающая Цитадель, начиная от базара на улице Давида. Вдоль этой дороги, как раз между Христианским информационным центром и почтой, стоит Англиканский странноприимный дом, где в XIX в. жило много британских дипломатов и духовных лиц, поощрявших изучение и модернизацию Иерусалима времен Оттоманского владычества.

Дорога ведет через короткий туннель в Армянский квартал. Скромный вход армянского собора св. Иакова — одна из самых величественных, после Гроба Господня, церквей Старого города. Чуть дальше — Армянский музей, красивое монастырское здание, в котором размещена великолепная коллекция рукописей и изделий.

В Иерусалиме примерно 2тысячи армян. Они живут тесной общиной позади соборно-музейного комплекса. Принято считать, что армяне — одна из самых немногочисленных национальных групп города — общаются преимущественно между собой. На самом же деле это люди открытого нрава, отнюдь не чуждые современных веяний, они гордятся тем, что происходят из народа, первым принявшего христианство. Как правило, они бегло говорят по-английски и очень гостеприимны. Тут же за поворотом дорога Армянско-Православной патриархии проходит через Сионские ворота, за которыми находится гора Сион. Здесь первое место среди христианских достопримечательностей занимает Сенакле, или Сионская горница, как считают — место Тайной вечери (хотя на это претендует и Дом св. Марка Сирийской Православной церкви на улице Арарат в Армянском квартале). Сегодня Сионская горница — это красивая, но почти пустая комната, залитая дневным светом, и нужно иметь богатое воображение, чтобы представить себе здесь тех персонажей, которых изобразил великий Леонардо да Винчи в своей классической фреске «Тайная вечеря».

Горница находится на втором этаже большого комплекса, включающего и Гробницу Давида. К этому зданию примыкает церковь Аббатства Успения Божией матери, красивое здание, отмечающее место, где почила Дева Мария. В этом аббатстве стоит обратить внимание на мозаичный пол и склеп, а в его базилике часто устраивают концерты литургической и классической музыки. Тем временем армяне строят неподалеку другую, похоже, не менее великолепную, церковь.

На горе Сион находится также Старое протестантское кладбище, где покоятся многие подданные Британии, фигурировавшие в религиозной, культурной, археологической и дипломатической жизни Иерусалима в XIX — начале XX веков. Эти британцы содействовали расширению Иерусалима за пределы Старого города, прежде всего тем, что основывали здесь учреждения Англиканской церкви, и не случайно именно они стремились прославить место, которое соперничает с Гробом Господним.

Это место — сад Гроба Господня, находится на Наблусской дороге, ведущей от Дамасских ворот в Восточный Иерусалим. Посреди ухоженной территории находится двухкамерная пещера, которую англиканцы и другие протестанты чтут как подлинную гробницу Иисуса. Сад Гроба Господня расположен на холме, который напоминает череп, а слово Голгофа и означает на древнееврейском «череп» (или «лоб», отсюда по-русски «лобное место»).

Гора Елеонская

Где бы ни находилась реальная Голгофа, все согласны, что торжественный въезд Иисуса в Иерусалим произошел с Горы Елеонской, или Масличной. Этот холм, с которого открывается захватывающий вид на Старый город, занят, главным образом, еврейским кладбищем. Оно существовало в библейские времена, действует и ныне (в период раздела Иерусалима с 1948 по 1967 гг., когда Восточный Иерусалим был под властью Иордании, осквернено множество еврейских могил, а на гребне склона был построен совершенно неуместный здесь огромный отель).

Вокруг кладбища немало мест, памятных для христиан, ибо многие иудеи и христиане (тут обе веры сходятся) полагают, что Мессия поведет воскресших из мертвых в Иерусалим именно через Золотые ворота Старого города, обращенные к этой горе.

По христианскому преданию, именно через эти большие двойные ворота Иисус вошел в Иерусалим, а еще более древнее еврейское предание гласит, что именно тут войдет в город Мессия при конце мира сего. Ворота, однако, замурованы. Говорят, что то ли Саладин (Салах ад-Дин), то ли Сулейман решил заложить их кирпичом, чтобы никакой Мессия не мог войти в Иерусалим и отнять его у мусульман.

Общее почитание этой самой священной горы находит отражение в духе взаимной терпимости и взаимопонимания. Правда, в последние годы некоторые ультра ортодоксальные иудеи, возможно шокированные тем, что натворили на кладбище иорданцы, протестуют против любого расширения в этом районе христианского присутствия. В последнее время они сосредоточили внимание на строящемся здесь между Горой Елеонской и соседней горой Скопус филиале мормонского Университета Брайгэма Янга (США). Религиозные фанатики периодически развешивают по Иерусалиму плакаты в знак протеста против покушений иностранцев на их издревле почитаемое кладбище. Теперь несколько слов о том, почему Гора — Масличная! — сегодня представляет собой лишь голые скалы. По преданию римляне вырубили все оливковые деревья для постройки осадных машин, с помощью которых они разрушили Иерусалим в 70 г. н.э., но после Воскресения маслины расцветут здесь вновь. На дальнем склоне горы, откуда открывается вид на Иудейскую пустыню и красные холмы Эдома (библ. Идумеи) за Иорданом, стоит Виффагийская часовня, от нее в Вербное воскресенье отправляются процессии в Иерусалим. На гребне холма стоит русская православная церковь Вознесения, колокольня которой видна издалека. Поблизости небольшой восьмигранный купол Вознесения отмечает место, где по преданию Иисус вознесся на небо. После захвата города мусульманами в 1187 г. этот храм превратили в мечеть. Говорят, что он послужил архитектурным образцом для мечети Омара (купол Скалы). Отсюда вниз в город ведут несколько дорожек, и прогулка по ним, особенно поутру или на закате, восхитительна.

Наиболее заметные церкви на пути вниз, это монастырь кармелиток «Отче наш», на внутренних стенах которого на многих языках написана Молитва Господня, и церковь Елеонская на том месте, где Иисус открывал таинства своим последователям. Маленькая, но очаровательная францисканская базилика доминуса Флевита отмечает то место, где Иисус задержался, чтобы оплакать Иерусалим. Эта изящная, похожая по форме на слезу, часовня была построена в 1953 г. по проекту францисканца Антонио Барлуцци над погребальными пещерами хананеев и развалинами церкви крестоносцев. Ниже, расположена русская православная церковь св. Марии Магдалины с характерными куполами-луковками. Она была построена в 1873 г. царем Александром III.

У подножия горы находится красивая церковь Всех наций с мозаичным фасадом в византийском стиле, известная еще и как Базилика страданий. И ее спроектировал Барлуцци. Двенадцать куполов церкви представляют двенадцать стран, которые внесли средства на ее постройку. Примыкающий к ней сад — самый большой из тех, что отождествляют с Гефсиманским садом, местом, где Иисус предавался размышлениям и позже был предан Иудой. Здешняя оливковая роща насчитывает около 2 тыс. лет — не так уж много для оливковых деревьев. Предполагается , что на ветвях одного из этих деревьев повесился Иуда.

Рядом с садом, глубоко под землей находится гробница Марии, освещенная свечами православных церквей. Ниже по ступеням, ведущим к часовне VB., расположены ниши, где, как полагают, покоятся останки родителей Марии — Иоахима и Анны — и ее мужа Иосифа.

Мусульманские памятники

Мусульманское влияние на Иерусалим делится в основном натри этапа. Первый начался вскоре после смерти пророка Мухаммеда, когда его преемники стали распространять эту религию за пределы Аравии и в 638 г. отвоевали Иерусалим у трещавшей по всем швам Византийской империи. В этот период халиф Омар построил на Храмовой горе мечеть, которая была позднее расширена и стала называться Куполом скалы (или мечетью Омара), а в VIII в. неподалеку была построена мечеть аль-Акса.

Второй мусульманский период наступил после кратковременного периода захвата Святой земли крестоносцами, когда европейцы потерпели поражение от Саладина(Салах ад-Дина). Вернув себе Иерусалим в 1187 г., мусульмане начали большую реконструкцию города, особенно мечетей. С 1249г.гла-венствующее положение среди мусульман здесь заняли мамелюки, бывшие рабы из Малой Азии, которые были искусными архитекторами и ремесленниками. Принято считать, что многими своими красотами исламский Иерусалим обязан мамелюкам.

Однако режим мамелюков характеризовался коррупцией и разложением, и к 1516 г. они оказались легкой добычей для турок-османов. В результате, в последующие 400 лет Иерусалимом управляли из Константинополя (нынешний Стамбул). В начале этого периода (с 1520 по 1566 гг.) султан Сулейман I построил городские стены, которые сохранились доныне, вычурные Дамасские ворота и крупнейшую, со времен царя Ирода и до наших дней, систему водоснабжения города.

Но после смерти Сулеймана последующие султаны не замедлили проявить и в Иерусалиме ту же административную халатность, которой была печально знаменита Оттоманская империя: город просто прозябал вплоть до краха этой империи в результате первой мировой войны. Сегодня мечети и иные почитаемые мусульманами места разбросаны по всему Старому городу, и большинство ворот украшены изящной исламской каллиграфией. Но самые прославленные места исламского Иерусалима находятся на Храмовой горе, которую мусульмане называют Харам эш-Шариф (т.е. «Почитаемое святилище»).

Эта гора является наиболее спорным местом в раздираемом взаимными претензиями Иерусалиме. Арабские страны настаивают, чтобы это место было под исламским флагом. В знак уважения к местным исламским властям Израиль оставил управление Харам эш-Шарифом полностью в руках мусульманских чиновников (которые, признавая на словах «свободу доступа» к иерусалимским святым местам взимают тем не менее плату за посещение мечетей). Безопасность в районе обеспечивает израильская пограничная полиция, правда в сотрудничестве с арабскими полицейскими. Самой яркой постройкой на Харам эш-Шарифе является, конечно, купол Скалы, или мечеть Омара. Снаружи это — фантазия из мрамора, мозаики, цветных витражей, расписной плитки и цитат из Корана, увенчанная золоченым алюминиевым куполом. Над ступенями высятся витые колонны, где, по преданию, будут повешены в Судный день весы, на которых будут взвешиваться души людские.

Внутри центральное место занимает огромный валун, называемый Куббет эс-Сахра. Это якобы тот священный камень, на котором Авраам готов был принести в жертву Исаака. С него же, по преданию, пророк Мухаммед во время своего мистического путешествия в Иерусалим сел на коня и вознесся на небо.

Как и подобает в столь священном месте, над всем этим жизнеутверждающе возносится сверкающий купол. Золоченый снаружи, изнутри это истинный шедевр позолоты, мозаики и цветного стекла. А под камнем имеется склеп, где, как говорят, собираются духи умерших.

Мечеть с серебристой крышей в южной части горы называется аль-Акса. Это обширный комплекс, вмещающий до пяти тысяч молящихся. Мечеть служит, главным образом, как дом молитвы и имеет более функционал ьную архитектуру, чем мечеть Омара. Аль-Акса стоит, по-видимому, на остатках византийской базилики и перекрывает также просторные подземные помещения, известные как Соломоновы конюшни. Аль-Акса занимает заметное место в новейшей истории региона. У входа в нее мусульманский фанатик в 1951 г. убил короля Иордании Абдуллу на глазах его внука, нынешнего короля Хуссейна. В1969 г. помешанный австралиец поджег здание. Пожар причинил большой ущерб (реконструкция все еще не закончена) и отозвался во всех мусульманских странах призывами к джихаду, т.е. священной войне, против Израиля. И здесь же в аль-Аксе молился египетский президент Анвар Садат во время своего приезда с миссией мира в Иерусалим в ноябре 1977 года.

Исламский музей, примыкающий к аль-Аксе, имеет интересные экспонаты, отражающие жизнь мусульман в Иерусалиме на протяжении веков. На Храмовой горе следует также отметить украшенные причудливой резьбой фонтаны, узорчатые железные ворота, миниатюрный купол Цепи и сделанный из мрамора и простого камня минбар (кафедра для проповедей) вне стен аль-Аксы.

И, наконец, нельзя не отметить, что в этом районе, способном вызывать бурные политические страсти по всему Ближнему Востоку, немало залитых солнцем маленьких площадей и мирных садиков, мест для неспешных размышлений.

Атмосфера Старого города

Для тех, кто любит смешаться с толпой и наблюдать людской калейдоскоп, Старый город — идеальное место. Мнение о том, что Иерусалим — центр мира, подтверждается по крайней мере в том смысле, что ежедневно через его порталы текут толпы людей со всего света.

Лучше всего наблюдать этот нескончаемый поток из кафе у Яффских ворот, со ступенек, ведущих к Дамасским воротам, или у Западной стены. История таится даже за хаосом выставленных в магазинах товаров: по углам лавки мясника стоят римские колонны, в кафе, где арабские и еврейские ребятишки развлекаются видеоиграми, — византийские арки, а столярная мастерская разместилась в помещении, очевидно, входившем некогда в комплекс дворца крестоносцев.

При покупке сувениров не стоит спешить, так как надо отличать качественные вещи от хлама. Торговаться с продавцом здесь вполне допустимо, только когда речь идет о крупной покупке, а не о безделушке стоимостью в один-два доллара. Если цена, обозначенная на резной вещице из оливкового дерева или на кеффие (арабский головной убор) кажется завышенной, идите дальше — еще полсотни лавок торгуют тем же самым. Берегите силы, чтобы поторговаться о вещах подороже, скажем, коврах или одежде с ручной вышивкой.

Старинные монеты, стекло, гончарные изделия и т.п. следует покупать у антикваров, имеющих специальное разрешение. Антикварные изделия, которые предлагаютуличные мальчишки, чаще всего тоже не подделка: ежедневно добывается столько подлинных вещей, что имитировать их нет нужды. Но то, что продают мальчишки — отнюдь не музейного качества, и вообще такая торговля незаконна.

Закусить люди чаще всего идут в кафе на улице царя Давида или в уютные лавки, полные сладостей, расположенные вдоль Сук Хан эз-Зеид. Среди израильтян очень популярны кондитерские на Сук Хан эз-Зеид, где подают канаффи — десерт из горячего сыра с медом, или хумус Абу-Шукри на улице аль- Вад, рядом с Четвертой остановкой на Крестном пути. Другое излюбленное лакомство — сахлеб, пудинг, сделанный на эссенции из орхидей, который продают уличные разносчики.

При всей сутолоке и шуме, в Старом городе есть милые и приятные уголки, где можно отдохнуть и привести в порядок свои мысли.

реклама