реклама
я

Самария

По дороге из Иерусалима в Иерихон взору предстают холмы Самарии, днем сверкающие белизной, а на закате отливающие бронзой. На них сохранились следы сменявших друг друга цивилизаций.

Шоссе извилистой лентой проходит через перенаселенные кварталы Восточного Иерусалима. На улице женщины стирают белье, по лестницам и дворам бегают ребятишки. На плоских каменных плитах арабские мальчишки играют в стеклянные шарики. Это их любимое развлечение, за которым с удовольствием наблюдают прохожие.

Дальше на север, в нескольких километрах от Рамалаха, расположен крупнейший в этом регионе лагерь палестинских беженцев Шофат. Здесь ни на минуту не утихает жизнь. Некоторые из домов здешних арабов, отличающиеся современной архитектурой и окруженные ухоженными садиками, — просто дворцы по сравнению с убогими городскими жилищами израильтян. Но большинству обитателей лагеря не обойтись без медицинской, социальной и образовательной помощи, предоставляемой Ближневосточным агентством ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (ЮНРВА). Благодаря его усилиям были созданы многочисленные центры профессиональной подготовки, такие, как, например, Рамаллахский учебный центр для женщин, учебная программа которого нацелена на удовлетворение потребностей экономики Ближнего Востока. Рамалла олицетворяет собой проблемы, связанные с израильским присутствием. Для многих местных жителей-палестинцев это рассадник антиизраильских настроений. За истекшие годы здесь бесчисленное количество раз горели машины, закрывались школы и вводился комендантский час.

В двенадцати километрах на северо-запад расположен Бир-Зеид, крупнейший из пяти основных палестинских университетов на Западном берегу реки Иордан. Построенный израильтянами в 1972 г., он представляет собой мощный центр сопротивления израильскому правительству. Здесь то и дело прекращаются занятия как по инициативе израильтян, так и по распоряжению администрации университета.

По обеим сторонам шоссе, ведущего к северу от Рамаллаха в Наблус, склоны холмов усыпаны сложенными из известняка террасами, удерживающими богатую минеральными солями почву. Пейзаж украшают оливковые деревья. Местные крестьяне везут собранный урожай в деревни, где из оливок делают масло.

На близлежащих холмах раскинулись два городка, служащие естественными ориентирами: Вефиль и Гай. В ранних библейских сказаниях Вефиль упоминается как место, где Иакову приснилась восходящая на небеса лестница. На этом месте он поставил памятник и назвал его Домом Божьим. Здесь же, до того как Бог воздвиг судей израилевых, находился Ковчег Завета. Гай же был одним из первых городов, захваченных Иисусом Нави ном и израильтянами во время их похода против Ханаана.

Древний город Силом стоял на одинаковом удалении от Наблуса и Вефиля. Как гласит Библия, именно в Сило-ме земля израильская была поделена между двенадцатью коленами и в их владение были переданы города. Во II в. до н.э. Силом был религиозным центром израильских племен и в течение более 200 лет здесь хранился Ковчег Завета. Именно в Силоме родился и «возрастал у Господа» великий пророк Самуил. Со временем филистимляне нанесли поражение израильтянам, захватили Ковчег и дотла сожгли Силом. Сегодня место раскопок Силома занимает менее восьми акров, однако археологи обнаружили здесь останки цивилизаций, датируемых еще бронзовым веком (ок. 1600 г. до н.э.).

Примерно в 48 км к северу от Рамалла находится Наблус (на иврите Шхем), представляющий большое значение для многих людей. Это крупнейший город на Западном берегу с населением более 100 тыс. человек. Но не это главное — здесь все буквально дышит библейской историей. Издалека Наблус похож на картину художника-пуантилиста. В стенах домов, аккуратно расположившихся на склоне холма.

голубеют бесчисленные двери. Подъехав ближе, можно услышать какофонию звуков городской жизни: сигналы автомашин, величественный голос муэдзина, призывающего мусульман к молитве, пронзительные, терзающие душу завывания арабских женщин.

Район, расположенный за пределами городского центра, весь наполнен историей. В книге Бытия он упоминается как место, где Иаков раскинул свой шатер. Жители Наблуса до сих пор пользуются расположенным здесь колодцем Иакова. Как указывается в Евангелии от Иоанна, Иисус, уставший после долгого пути, останавливался у этого колодца, чтобы освежиться. Он заговорил с женщиной из Самарии, пришедшей зачерпнуть воды. Она ответила ему: «Знаю, что придет Мессия, то есть Христос», на что Иисус сказал: «Это Я, который говорю с тобою». Рядом с колодцем находится греческий православный монастырь, воздвигнутый на развалинах церкви крестоносцев.

Неподалеку стоит гробница Иосифа — мусульманская святыня, хранящая кости величайшего из людей «в участке поля, которое купил Иакову сынов Еммора,отца Сихемова». Среди археологических находок в этом районе — фундаменты ханаанских храмов и древний ешивот, охраняемый сегодня израильскими солдатами.

Во времена судей Авимелех, сын Гедеона, провозгласил себя здесь царем, а спустя 200 лет, в 928 г. до н.э., десять северных племен попросили Иеровоама стать царем от Дана до Вефиля, и в течение нескольких лет Сихем был столицей нового северного царства Израиль. Если углубиться в библейскую историю, то в Сихеме, возможно, останавливался Авраам сразу после прибытия в Ханаан, а некоторые считают, что именно здесь Господь вступил с ним в Завет.

Во времена Древнего Рима Сихем был переименован в Неаполис, что означает «Новый город». Отсюда и пошло его окончательное название, данное ему после захвата арабами.

Самаритяне

Подобно часовым, стоят у юго-восточного въезда в Наблус две исторических горы-близнеца — Гевал и Гаризим. О них говорил Моисей, когда заповедовал, откуда благословлять народ, а откуда произносить проклятие. После взятия Гая Иисус Навин устроил жертвенник Господу на горе Гевал и оттуда прочел все слова Закона.

Сегодня гора Гаризим — это центр самаритянской религии. Своими корнями эта секта восходит ко временам, когда в 720 г. до н.э. Ассирия захватила северное царство. Вернувшись из изгнания в 538 г. до н.э., израильтяне стали избегать самаритян за то, что те вступали в смешанные браки с завоевателями. Сегодня примерно 250 из оставшихся 500 самаритян (в средние века их насчитывалось десятки тысяч) так скрупулезно отмечают Пасху, что их обряды вызывают зависть верующих израильтян.

Величественная столица Амврия

Примерно в 10 км к северо-западу от Наблуса лежат одни из наиболее внушительных развалин Святой земли: Севастия. Этот древний город, когда-то именовавшийся Самарией, служил столицей северного царства Израиля во времена Амврия, возвысившегося в 887 г. до н.э. Вместе со своим сыном, своенравным царем Ахавом, он построил внутри круглой защитной стены великолепные дворцы и храмы. Ахав также воздвиг храмы Ваалу и Астарте, божествам, которым благоволила его жена и царица Иезавель из Сидона. Такой отход от монотеизма вызвал гнев Бога, после чего Илия говорил с народом на горе Кармель и затем бежал в пустыню.

Развалины дворца Ахава соседствуют с величественной лестницей, которая вела к храму Августа, построенного Иродом примерно в 30 г. до н.э. Грандиозный стиль, характерный для эпохи Ирода, угадывается даже в обломках. Многие из конструкций тех времен частично сохранились — свидетельство тех дней, когда Ирод назвал город в честь императора Августа (по-гречески Севаст) и женился здесь на прекрасной, но обреченной на гибель Мариамне.

Останки Севастии включают огромных размеров ипподром, акрополь, базилику и многочисленные развалины израильских и эллинистических стен. В арабской деревне Севастия, расположенной по ту сторону римской стены, находятся развалины храма крестоносцев XII в. Считается, что он был воздвигнут над могилами пророков Елисея и Авдия, а также Иоанна Крестителя. Это место является частью мечети Наби Яйя, где находится небольшая комната, в которой, как гласит предание, находится голова Иоанна Крестителя.

Среди выжженных солнцем холмов можно увидеть бедуина с рассыпанным по склону стадом. На глаза часто попадаются их одинокие палатки, из которых торчат никак не вяжущиеся с окружающей обстановкой телевизионные антенны, а рядом припаркованы грузовички. Облаченные в яркие одежды дети бедуинов с удовольствием позируют фотографам, но тем приходится раскошелиться на несколько шекелей.

Приют отшельников

Когда едешь на юго-восток к Вади Кельт, вокруг стоит такая тишина, что звенит в ушах. В течение 1600 лет со времен патриархов в этом сюрреалистическом уголке жили монахи. По дну ущелья, расположенного между Иерусалимом и Иерихоном, петляет река Вади-Кельт. Руины монастырей, загадочные пещеры отшельников украшают земную поверхность, и без того изобилующую холмами, утесами и оврагами — настоящий рай для фотографа. В скалах, подобно сотам, выдолблены ниши, в которых уединяются монахи, питающиеся дарами земли из разбитого у ручья сада. Расположенному здесь греческому православному монастырю св. Георгия немногим больше ста лет, нолюди жили в этом месте задолго до его появления. Развалины времен Ирода и Древнего Рима свидетельствуют о долгой и запутанной истории.

К югу от Иерихона, в стороне от шоссе Иерусалим— Иерихон как бы из ничего возникает удивительная мечеть Наби Муса. Сюда приходят мусульмане поклониться могиле Моисея. Во Второзаконии говорится, что Моисей был «погребен на долине в земле Моавитской против Веффегора, и никто не знает места погребения его даже до сего дня». Но старая легенда, восходящая к христианским паломникам, гласит, что похоронен он здесь. Мечеть была построена в ХII в. мамелюками, которые возвели также высокий кенотаф Моисея.

Сегодня мечеть открыта в часы мусульманской молитвы — на рассвете, в 3.30 пополудни, в 7 часов вечера, 8.30 вечера и целый день по пятницам. В апреле, когда в мечеть Наби Муса устремляются тысячи паломников, она открыта только для мусульман. Путь мусульман в мечеть пересекается с маршрутом христиан, совершающих пасхальное паломничество в аль-Магт на реке Иордан, из-за чего случаются стычки.

Стены Иерихона

Иерихон, должно быть, представлял собой идеальное место для первых на Земле горожан, живших примерно 10 тыс. лет назад. Считается, что здесь родилась первая сельскохозяйственная община. Да и сегодня жизнь города снова строится вокруг сельского хозяйства, не имеющего, правда, такой исторической значимости. Иерихон утопает в зелени оазиса, расположенного посреди пустыни. Пышную растительность питают воды подземных источников — секрет долголетия города.

В былые времена правители приезжали сюда погреться. Одним таким «отпускником» был Хишам, десятый омей-ядский халиф, по приказу которого в VIII в. построили великолепный дворец Хишама в трех километрах от города. По огромному акведуку вода поступала из ближайшего источника Эйн-Даг в водохранилище, из которого по мере надобности направлялась во дворец. Вызывают восхищение резные украшения и монументальные колонны дворца. Отдельные участки пола представляют собой образцы тончайшего искусства исламской мозаики.

В нескольких километрах к югу от дворца находится Источник Елисея. Считается, что пророк Елисей очистил его после того, как люди нашли его отравленным. Сегодня арабы называют его Эйн эс-Султан.

Рядом, водном из домов Иерихона, сохранился пол синагоги VI в., в центре которого выложен мозаичный канделябр-менора. Древний Иерихон, на месте которого стоит сегодня Тель-эс-Султан, — это тот город, в котором на седьмой день после осады Иисусом Навином и детьми израилевыми обрушились стены до своего основания. По библейскому приданию они рухнули от звуков труб завоевателей («иерихонские трубы»). Археологические раскопки подтверждают, что здесь существовали поселения еще в 7-м тысячелетии до н.э., открыты остатки поселений эпохи неолита, когда первые племена охотников и собирателей завершали свой переход к оседлой жизни.

Сегодняшний Иерихон — довольно сонный город с населением около 7 тыс. чел. Жизнь протекает спокойно, непринужденно и сосредоточена в центре, где горожане сидят на плетеных стульях, разговаривают, пьют кофе или играют в трик-трак. Рынки полны овощей и фруктов. В кафе можно отведать ближневосточные блюда и напитки, а также отдохнуть от изнуряющей иерихонской жары.

В безводной пустыне, за пределами этого маленького городка, на вершине горы Сатана искушал Иисуса. Здесь как бы прилепленный к скале стоит греческий православный монастырь, построенный перед входом в пещеру, где, по преданию, 40 дней и ночей постился после крещения Иисус.

Вдоль реки Иордан

Примерно в 10 км к востоку от Иерихона, в мелководье, к северу от Мертвого моря, известного как аль-Магт, в возрасте тридцати лет крестился Иисус: «… И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане». Нет ничего удивительного в том, что в этом традиционном месте христиане и сегодня совершают обряд крещения.

Марк Твен однажды назвал реку Иордан настолько извилистой и кривой, что никогда не знаешь, на какой ее стороне стоишь. Длина ее 90 миль, но отрезок суши, по которому она течет, не больше 50 миль. Она не шире, говорил писатель, чем Бродвей в Нью-Йорке. И действительно, символическое значение, которое придают этому ручью, чьи мутные воды едва не исчезают в зимнее время, не соответствует его истинным размерам.

По мосту Алленби, который связывает Западный берег с Иорданией, на рынки арабского мира поступает продукция с Западного берега Иордана. Семьям и друзьям, проживающим на разных берегах, разрешается посещать друг друга.

реклама