реклама
я

Ремесла и иудаика

От квартала художников в старом Сафеде до прибрежных лавочек в Эйлате, на всех центральных городских улицах и на восточных базарах гостям Израиля предлагается выбор из почти бесконечного потока поделок местных кустарей. Повсюду встречаются соломенные корзины и скульптуры из гладкого камня, керамические и текстильные, стеклянные и ювелирные изделия, религиозные сувениры массового производства и уникальные ритуальные предметы, выдержанные в самых разных стилях, начиная со стиля «новый антик» и кончая явно современным стилем. Нет ничего удивительного в том, что за последние годы Израиль превратился в международный центр по производству иудаики, и что бы ни искали туристы — будь то предметы «точно такие же, как были у бабушки», или нечто более современное — они, несомненно, найдут самый широкий в мире выбор предметов еврейского ритуального искусства, сконцентрированных в магазинах и мастерских Иерусалима.

Еврейское декоративно-прикладное искусство, как, впрочем, и все остальное в Израиле XX столетия, берет свое начало в Библии. Веселеил Бен-Ури Бен-Op, специально исполненный «духом Божиим, мудростью, разумением, ведением…», предстает в книге «Исход» для того, чтобы по божественному повелению создать произведение искусства — скинию для странствующих сынов Израилевых. Повеление было четким и ясным: «работать из золота, серебра и меди и резать камни для вставливания, и резать дерево, и делать всякую художественную работу». Веселеил, несомненно, оказался достойным исполнителем этой задачи; под его руководством работа над скинией была успешно завершена, а в результате этой работы появился великолепный семисвечевый светильник Менора, ставший неизменным символом еврейского народа.

Когда странствия по пустыне закончились, а древний Иерусалим стал столицей еврейского государства, родилась индустрия туризма. Три раза в год — на праздники Суккот(осенью), Песах(весной) и Шавуот (ранним летом) — паломники из отдаленных районов страны приходили помолиться в Храме. На городских склонах за холмом, на котором расположен Храм, их встречали первые в Иерусалиме ремесленные центры — специальные кварталы ткачей, красильщиков, кожевников, стеклодувов, гончаров и ювелиров, предлагающих посетителям свои товары и художественные изделия, которые они могли использовать во время своего пребывания в Иерусалиме или забрать с собой домой в качестве подарка на память.

В результате разрушения Второго Храма в 70 г. н. э. и последующей диаспоры еврейского народа в течение почти двух тысячелетий не было практически никакой возможности для проявления еврейской творческой натуры на Святой земле. Однако с зарождением сионистского движения в XX столетии вновь оживился интерес к«еврейскому искусству». Наряду с первопроходцами, которые намеревались воссоздать эту землю физически, появилась небольшая группа художников, интеллектуалов и ремесленников, стремившихся к созданию новой еврейской культуры. Веселеил возродился в образе тогда еще молодой Академии искусств и ее основателя, неукротимого литовского еврея по имени Борис Шац.

В настоящее время Иерусалим вновь стал центром туризма и, соответственно, кустарного промысла в Израиле. Как и в прежние времена, многие искусные мастера обосновались в ремесленных кварталах в центре города. Одной из уникальных черт, характеризующих ремесла в Иерусалиме, является прямое общение с мастерами. Именно поэтому серьезным коллекционерам в частности иудаики, рекомендуется воспользоваться возможностью делать покупки в магазинах-мастерских ведущих мастеров Иерусалима. В то же время случайные покупатели могут удовлетворить свои потребности в многочисленных, хорошо снабжаемых и в целом неплохо информированных галереях и магазинах в Иерусалиме и других городах страны.

Ремесла и иудаика – ритуал и традиция

Еврейское ритуальное искусство, образующее основу так называемой иудаики, делится на две категории: церковная утварь, непосредственно связанная с Торой, и ритуальная утварь, используемая для совершения обрядов дома и в синагоге. Хотя сами по себе эти предметы не считаются святыми, они обретают определенную святость в силу их присутствия или использования при совершении религиозных обрядов (мицвот). Когдатотили иной ритуальный предмет придает эстетическую окраску соблюдению ритуала, его пользователи получают возможность выполнить дополнительную заповедь, хиддур мицва— прославление заповеди. В Священную субботу особое значение придается зажжению пары красивых подсвечников, а не двух простых масляных фитилей, хотя и они вполне подошли бы для выполнения заповеди о зажжении свечей.

Еврейское право, халаша, предусматривает лишь некоторые нормы, касающиеся создания специальных ритуальных предметов. Наиболее четкие нормы существуют, пожалуй, в отношении светильника Ханукка. Он должен иметь восемь отдельных свечей одинаковой высоты и отличающуюся от них девятую свечу для зажигания остальных; они должны гореть на видном месте в течение по крайней мере 30 минут после захода солнца. Все остальное — дело фантазии мастера.

Чаши для вина, светильники и коробки для пряностей, используемые для Священной субботы и праздничных благословений; ящики для мезузот, крошечных пергаментных свитков, висящих надверных косяках каждого еврейского дома; коробки для благотворительных взносов, праздничные тарелки для сбора пожертвований, графины, драпировки — эти и многие другие предметы давно стали ассоциироваться с еврейским ритуалом и сегодня воспринимаются как иудаика. В отношении большинства из них в халаша нет никаких ограничений с точки зрения их внешнего вида, ни даже их описания. На протяжении столетий нахождения в диаспоре отдельные мастера вырабатывали художественный стиль и подбирали материал по своему усмотрению, создавая предметы, отвечающие насущным религиозным потребностям, — так была создана традиция.

В большинстве случаев форма и отделка предметов следовали моде того времени и места, где и когда они были сделаны. У нас есть светильники Ханукка, датированные еще XII столетием, с готическими окнами, мавританскими арками и итальянскими гирляндами; чаши для вина и подсвечники, напоминающие по стилю эпохи Ренессанса, барокко и т.д.

Признаки окружающей мастеров культуры — архитектурные особенности, национальные и даже политические мотивы — в сочетании с классической еврейской символикой приобретали новое значение в иудаике. Вот уже много лет фаворитами в этой области являются венцы (Тора) и двойные колонны, напоминающие о Храме, библейские сцены и знаки Зодиака, львы Иуды, виноградная лоза и гранат, грифоны и рыбы и многие другие представители флоры и фауны, и, конечно же, семисвечевый светильник менора. Изображений человеческих фигур и лиц в целом избегали, следуя Второй заповеди («Вы не должны иметь кумиров…»), тем не менее иногда они появлялись.

Использовались, как правило, самые лучшие материалы из того, что могли предложить община или отдельный хозяин: идеальным вариантом были богатые ткани, пергамент и золотой лист, полудрагоценные и драгоценные камни и металлы. Если всего этого не было, в дело шел практически любой другой материал: сохранились чудесные образцы еврейского народного промысла из дерева, жести, бумаги и других самых скромных материалов. (Замечательная коллекция этих изделий демонстрируется в галереях Израильского музея, посвященных иудаике, где также продаются точные копии экспонатов.

Ремесла и иудаика – современные мастера

Подобно своим предкам, современные израильские мастера иудаики предпочитают работать с полудрагоценными и драгоценными металлами, однако встречаются изделия, изготовленные практически из любых материалов — от редких пород дерева до луцита. За последнее десятилетие появились две самостоятельные школы иудаики. Одна из них придерживается сугубо традиционного стиля, в котором за основу взяты формы и украшения образца эпохи барокко или более раннего периода. Вторая школа является строго, а иногда даже вызывающе, современной. В ней форма преобладает над функцией: мастера стараются создать произведения искусства, которые могли бы использоваться в еврейском ритуале.

Сторонники обоих стилей, как правило, в совершенстве владеют избранными ими методами, и многие из них являются мировыми лидерами в своей области. Любителям еврейского декоративно-прикладного искусства известны четыре-пять районов в столице, расположенных сравнительно недалеко друг от друга. К ним относятся: Еврейский квартал Старого города, Хуцот Хайоцер (переулок декоративно-прикладного искусства ниже Яффских ворот), Дом высокого качества (Хеврон, 12, недалеко от железнодорожного вокзала), улицы Йоханан Мигуш Халав и Шивтеи Исраэль и окрестности районов Геула и Меа Шерим.

Неофициальную экскурсию, посвященную ознакомлениюс декоративно-прикладным искусством, следует начать с одной из двух некоммерческих галерей, где вам предложат обзор состояния ремесел в Израиле. Ни одна из галерей ничего не продает, а направляет посетителей непосредственно к своим мастерам. В Доме высокого качества для этого нужно лишь подняться наверх в мастерские, где постоянно работают несколько ювелиров в области иудаики, включая таких известных ветеранов, как Арие Офир и Менахем Берман. В Центре ремесел Алике де Ротшильд (Ор Хахаим, 4) директор может поговорить о своих последних находках в области ремесел. Рядом, в галерее Куртярд (Тиферет Исраэль, 16) любители ткацкого искусства могут приобрести элегантные корзины ручной работы, ткани и настенные украшения. Те, кто пред-почитаетчисто этнический стиль, могут пройти через город в Кузари (улица Царя Давида, 10), где местные женщины вышивают все: от стеганых чехлов для чайника до обложек для Торы, взяв за основу главным образом традиционные ближневосточные узоры.

Хуцот Хайоцер гордится такими первоклассными мастерами, как Ури Рамот (старинные бусы в современном обрамлении), семья Алсбергов (старинные монеты в изготовленных на заказ ювелирных изделиях) и Джордж Гольдштейн (гобелены ручной работы и таллитот — молитвенные платки). Однако главное здесь — это когорта выдающихся мастеров серебряных дел. Яков Гринверсель, Зелиг Сигаль и Эмиль Шенфельд относятся к числу наиболее известных в мире дизайнеров современной иудаики, а Майкл Энде является одним из основателей и главных поставщиков школы «новый антик». Недалеко, через три квартала, на Шивтеи Исраэль, 18 находится кооператив, в котором изготовляют керамические изделия хануккиот Шуламита Ноя, а также работы семи других известных иерусалимских гончаров. Отсюда можно быстро дойти как до центра города, так и до Старого города, где заядлые любители могут осчастливить себя, приобретя меньше чем за 10 долларов амулеты из слоновой кости, перламутровые миниатюры, резной камень мезузот и вышитый тамбуром кепот (ермолку), верблюдов из оливкового дерева или звонкие колокольчики для коз.

реклама