реклама
я

Литература

Если основой культуры той или иной страны является ее письменность, то здесь у Израиля имеется существенная проблема — его язык. Иврит, язык пророков и Ветхого завета, прекратил свое существование как инструмент повседневного общения в период изгнания и был заменен языками тех стран, в которых евреи нашли убежище в диаспоре, в также горсткой составных еврейских языков, таких например, как иудео-германский (идиш), иудео-испанский (ладино) и другие.

Возрождение современного иврита, как это ни удивительно, явилось плодом усилий одного человека — Элиезера Бен-Иегуды. Когда в 1881 г. он прибыл в Палестину, он решил, что ни он, ни его семья не произнесут ни слова ни на одном языке, кроме иврита. Благодаря его усилиям и усилиям его последователей был создан новый словарь и всего за одно-два десятилетия один из древнейших языков стал в то же время одним из новейших. Иврит можно считать загадочным, весьма экзотическим языком, причем те, кто предпочел писать на этом языке, должны неизбежно испытывать разочарование из-за того, что они пишут, по существу, для незначительного круга читателей. Тем не менее, удивительно, что несмотря на эти неблагоприятные обстоятельства, появилось большое количество яркой, живой и сильной литературы.

В то время как в школах по-прежнему изучают гигантов иврита Бялика, Черниховского, Бреннера, Агнона (ставшего единственным израильским лауреатом Нобелевской премии за литературу в 1966 г.), их ряды стали пополняться рожденными уже в Израиле писателями, труды которых могут выдержать конкуренцию с лучшими современными авторами в мире.

Одним из лучших писателей Израиля (и, несомненно, наиболее известным за рубежом) является Амос Оз. Будучи членом кибуца Хулда, Оз находится под сильным влиянием сионистских принципов «возврата к земле», которые отстаивали основатели движения кибуцев. Многие плодовитые писатели относятся к «поколению Палмах» (Палмах—элитарная боевая группа, существовавшая в до государственный период и созданная в основном на основе кибуцев). Среди них Хаим Гури, Моше Шамир, С. Изхар, Бенджамин Таммуз и Ханох Бар Тов. В последнее десятилетие значительным явлением в литературе стало появление группы писателей сефардского происхождения, на становление которых сильное влияние оказал не идиш, а арабский язык. К таким писателям относятся А.Б. Иегошуа, Сами Михаэль и Амнон Шамош, произведение которого «Эсра Сафра и сыновья» стало литературной основой очень популярной телевизионной многосерийной передачи.

Явлением в литературе Израиля стал Эфраим Кишон — юморист и в какой-то мере «пророк», не пользующийся признанием в своем отечестве. Зато его книги распродавались миллионными тиражами за рубежом, особенно в Скандинавии и Германии, где он является чуть ли не объектом всеобщего поклонения.

На литературе также не могло не отразиться массовое истребление европейских евреев во время гитлеровского геноцида. Именно эта тема является лейтмотивом произведений Аарона Аппельфельда, книги которого переведены на многие языки, Аббы Ковнера, Кацетника (псевдоним Бенцио-на Динура) и других писателей, на себе испытавших всю жестокость этого периода. Молодое поколение писателей разрабатывает более универсальные литературные темы. На сегодняшний день литературный костяк составляют те, кто пришел в зрелую литературу после дней Палмаха и чье литературное восприятие получило закалку в пламени аскетизма, абсорбции иммигрантов и четырех войн на выживание. К таким писателям относятся Ицхак Бен Hep, Шуламит Харевен, к которым позднее присоединились Яков Шабтаи, Йорам Канюк и другие.

Особое место в израильской литературной жизни занимает поэзия. При подсчете по книгам и литературным журналам получается удивительный результат: ежегодно в Израиле публикуется около 10 000 новых стихотворений. Произведения Иегуды Амихаи, Дана Пагиса, Натана Заха или Т. Карми ожидаются с таким же нетерпением, как и произведения Мичинера или Ле Карре.

Событием, выходящим за пределы языковых границ, является проводимая раз в два года в Иерусалиме Международная книжная ярмарка. Сотни издателей и писателей, тысячи книг и десятки тысяч посетителей превратили это событие во вторую, после Франкфуртской, крупнейшую книжную ярмарку в мире. Весенняя неделя еврейской книги привлекает внимание тысяч посетителей, толпящихся у выставленных на улице издательских книжных киосков, и является главным событием в культурной жизни страны.

реклама