реклама
я

Кибутцы

«Эксперимент, который удался» — именно так философ Мартин Бубер охарактеризовал, по-видимому, наиболее известный израильский институт — кибуцы. С тех пор, как в 1909 году на берегах реки Иордан был создан первый кибуц, 260 этих сугубо израильских общин распространились по всей стране. Несмотря на то, что на сегодняшний день в них насчитывается менее 3% общей численности населения, влияние, которое эти фермы-коммуны оказывают на израильское общество, несопоставимо с их скромной численностью.

Именно этим кибуцы радикальным образом отличаются от общин в любой другой стране. Образованные скорее в качестве альтернативы обществу, израильские кибуцы считались и в определенной степени по-прежнему считаются основой общества.

Идеология и орошение: Основателями движения кибуцев были еврейские первопроходцы, которые, вдохновленные революционным духом, охватившим Россию в начале века, вознамерились построить идеальное социалистическое общество. Почти с религиозной страстью эти светские евреи из Восточной Европы стремились к созданию эгалитарного еврейского общества, которое должно было укорениться на этой земле.

Если когда-то еврейской общине образцом для подражания служили ученые раввины, то теперь у этих светских общин появилась новая плеяда своих героев: это люди подобные Иегошуа Хенкину, который купил сотни тысяч акров земли для еврейского поселения, или Бенциону Израэли из кибуца Киннерет, которому в результате тайной поездки в Персидский залив удалось контрабандным путем провезти в Израиль 60 000 отборных корней финиковых деревьев.

В то время практически все сионисты активно исповедовали основополагающую идею о том, что физическое возрождение земли Израиля приведет к духовному возрождению еврейского народа.

Однако первые попытки освоения земли в 80-х гг. XIX в. силами, главным образом, частных фермерских хозяйств завершились почти катастрофически. Поселенцам в таких местах, как Рош-Пина, Петах-Тиква и Ришон-ЛеЦион, пришлось бороться против малярии, саранчи и банд бедуинов; они вообще вряд ли выстояли бы в этой борьбе, если бы не постоянная финансовая помощь еврейского филантропа барона Эдмонда Ротшильда. В этих условиях модель кибуца имела характерное практическое преимущество: работая вместе, поселенцы могли эффективно объединять свои разрозненные ресурсы и, возможно, добиваться успеха. Первая попытка общинной жизни была предпринята в 1909 г. не более чем дюжиной мужчин и женщин. Но когда они завершили свой первый год с прибылью, то, что было лишь экспериментом, приобрело статус постоянного института; «Дегания» (Василек) стала прародительницей кибуцев. Через десять лет к ней присоединились еще сорок.

Настоящая, а кое-кто даже сказал бы слепая, решимость дала далеко идущие результаты: эти люди, ничего не знавшие о сельском хозяйстве, не только преуспели в освоении своей собственной земли, но и стали после этого мировыми лидерами в области сельского хозяйства.

Израильские фрукты, как правило, первыми попадают на прилавки европейских магазинов зимой; израильские коровы и куры дают самое большое в мире количество молока и яиц. Сельскохозяйственная техника Израиля приносит ему большую денежную прибыль, чем общий объем экспортируемых им продуктов. В то время, когда они только начинали, вся территория к югу от Тель-Авива еще представляла собой пустыню, а долины рек Хула, Иордан и Изреель — пустошь. Коренному преобразованию этой земли помогло, в частности, одно нововведение, которое с тех пор стало синонимом израильского сельского хозяйства: капельное орошение.

Обычные методы орошения приводят к тому, что значительная часть воды не достигает корней растений. В результате капельного орошения система пластиковых труб с прикрепленными к ним «капельницами» обеспечивает поступление воды и питательных веществ непосредственно к растениям. При этом теряется значительно меньше воды, намного повышается урожайность и, кроме того, система позволяет использовать для орошения соленую воду, превращая тем самым районы Мертвого моря в оазисы с пальмовыми деревьями и плодородными полями.

Позднее необходимость заставила внедрить еще одно израильское усовершенствование этой системы. В конце 60-х гг. в долины рек Бейт-Шин и Иордан стали проникать террористы из Иордании; кибуцники, выходившие на обработку своих полей, стали подрываться на минах. Были изобретены автоматические системы орошения: теперь фермеры могли контролировать весь процесс, находясь в безопасности в компьютерной комнате.

Кибутцы – основа общества и новые задачи

Основа общества: Кибуцы удовлетворяют 50% потребностей страны в продуктах питания, но на этом их вклад в израильское общество не заканчивается. На протяжении многих лет эти поселения обеспечивали основу политического и оборонного руководства страны. Большинство членов Палмаха, израильской элитарной боевой группировки в догосударственный период и предшественника его армии, были выходцами из кибуцев. С тех пор кибуцники по-прежнему традиционно поступали добровольцами в десантно-диверсионные войска израильской армии, в результате чего на них приходится четверть убитых и раненых во время войн израильтян, хотя они составляют всего лишь 5% общей численности населения страны.

С самого начала эти высоко идеологизированные институты имели тенденцию к объединению по группам, причем эти группы были сторонниками различных политических партий (все эти партии придерживались общих рамок левой политики в Движении труда). Из их рядов вышло целое поколение руководителей, включая нескольких премьер-министров. Кибуцники, по некоторым сведениям, занимали в семеро больше постов, чем гарантировала их численность.

За последнее десятилетие непосредственное влияние кибуцев на политическую систему через Партию труда заметно ослабло всвязи с ростом значимости партии Ликуд. Тем не менее многие из основных ценностей движения кибуцев проникли в израиль-тское общество. Небрежный стиль кибуцника и его непочтительное отношение к рангам оставили свой отпечаток, и для членов израильского парламента считается вполне нормальным не спеша направляться на встречу с главой государства в джинсах, майке и сандалиях.

Новые задачи: Если когда-то типичный кибуц представлял из себя огороженную забором полоску болотистой земли, на которой ютились группы самодельных лачуг, то теперь общинная ферма похожа скорее на празднично украшенную деревню. В современном кибуце с двух и трехэтажными жилыми домами, расположенными на прекрасно благоустроенном участке, где имеются, по крайней мере, один плавательный бассейн, баскетбольная площадка, библиотека и, зачастую, концертный зал, уровень жизни значительно выше, чем в большинстве центральных городов.

Какое влияние достигнутый успех оказал на сильные идеологические основы кибуца? Разумеется, догматизм, присущий начальному периоду, исчез. Были времена, когда разногласия по идеологическим вопросам приводили к серьезным раздорам в кибуце. В худших случаях создавались два кибуца друг подле друга, а их население было разделено идеологическими принципами, что часто переносилось на семейные связи.

Запрет на частную собственность в то время означал, что даже собственность на транзисторный радиоприемник считалась табу. Одежда была общей; раз в неделю каждому члену кибуца выдавалось одинаковое рабочее обмундирование цвета хаки и даже чистое нижнее белье. Личная жизнь отвергалась. Отвергалось также и высшее образование.

Сейчас обычный член кибуца вступает в брак, имеет собственные радио, телевизор, а зачастую также стерео- и видеосистемы. Квартиры строятся с кухнями; употребление обычной пищи в собственном доме больше не считается позором. Произошла существенная перемена в методах воспитания детей. Многие кибуцники первого поколения, сами выросшие в общинных детских домах, решили, что их дети должны жить с ними, дома.

Это, по-видимому, наиболее существенная перемена, которая произошла в кибуцах за последние годы и поставила перед ними самую серьезную практическую — и идеологическую — задачу. Используя свой сельскохозяйственный потенциал, кибуцы помогли быстрой индустриализации. Однако их ограниченные людские ресурсы заставили многих из них нанимать рабочую силу со стороны, что в корне противоречило их эгалитарным принципам.

Это привело к падению нравов и сокращению производства. В настоящее время кибуцы связывают свои надежды именно с высоким уровнем технологии, для чего требуются специальные ноу-хау и капитал, а не только грубая рабочая сила. По словам главы Кибуц Индастриз Ассошиэйшн, «это позволяет нам возродить наши надежды». За последнее десятилетие число научно-исследовательских проектов, осуществленных по инициативе кибуцев, возросло с 10 до 100. Диапазон этих проектов был довольно широк от производства стальных инструментов, отформованных с точностью до одной тысячной дюйма с помощью компьютерного лазера, до пластмассовых яйцесборников, которые по форме почти точно совпадают с задней частью курицы.

Различия, характерные для современных кибуцев, включают: степень их восприятия сложной технологии (некоторые из них гордятся тем, что насчитывают до пяти новых отраслей), размеры кибуцев, насчитывающих от 60 до 600 членов, их местонахождение — от высокогорных районов до пустыни — и, конечно, как всегда — идеологию.

Однако все кибуцы объединяет то, что средства производства, а также жилье и коммунальные службы являются совместной собственностью их членов, решения принимаются совместно через демократически избранные советы, и хотя члены кибуцев не получают зарплату за работу в кибуце, их основные потребности удовлетворяются: они обеспечиваются жильем, питанием, медицинской помощью и услугами в области образования — предоставляются даже денежные пособия на каникулы и поездки и услуги прачечных. «От каждого по его способностям, каждому по его потребностям» — по-прежнему является руководящим принципом.

Кибуц, возможно, является наиболее известным из сельскохозяйственных институтов Израиля, однако он вовсе не единственный и может быть даже не самый популярный.

На сегодняшний день наиболее популярной формой ведения сельского хозяйства стало значительно меньшее общинное предприятие, именуемое мошав, которое появилось через десять лет после создания первого кибуца. Общими в мошавах являются лишь затраты на оборудование и маркетинг; каждый член мошава может иметь свой собственный дом и обрабатывать свой собственный участок земли. Тем не менее в целом дела у мошавов идут не так хорошо, как у кибуцев, и многие из них сейчас находятся на грани банкротства.

Несколько отличаются от обычных религиозные кибуцы, возникшие как реакция на резко антирелигиозный тон, которым часто характеризовались первые в стране кибуцы. Члены религиозных кибуцев обязаны жить по еврейскому закону: никто не работает субботу, пища является кошерной и строго соблюдаются еврейские праздники.

реклама