реклама
я

Центральный перекресток

Это далеко не самое интересное для туриста место на Святой Земле, и не так уж оно знаменито древними развалинами. И тем не менее можно биться об заклад, что каждый приезжающий в Израиль обязательно проедет здесь, от Тель-Авива до Иерусалима и обратно, и ни разу при этом не подумает поехать какой-нибудь другой дорогой.

Поступая так, он будет далеко не первым: главные исторические пути между древними империями Египта и Месопотамии пролегли через эти места уже тысячи лет назад, и хотя с тех пор прошло уже столько столетий, эти маршруты так и продолжают сохраняться в неприкосновенности. Уже в более близкое к нам время эта область, простирающаяся от отрогов Самарии на севере до сыпучих песков пустыни Негев на юге и до прославленной своими победами над врагами цитадели Иерусалима на востоке, превратилась во время войны за Независимость в стратегический треугольник, снабжавший народ необходимыми припасами, а в случае нужды — и жильем, и убежищем, и сейчас она соединяет прибрежную равнину с новой столицей государства. Однако постоянный поток завоевателей, иммигрантов, путешественников наложил свой отпечаток на ландшафт этой местности, и сегодня она — главный перекресток — все так же богата как своим историческим прошлым, так и толпами посещающих ее людей.

Постепенно поднимающаяся от прибрежной равнины к пологим холмам предгорья Иудеи, эта местность всегда была одной из самых плотно населенных областей страны. Находившаяся до XIII в. до н.э. под контролем египетских фараонов, она затем стала полем жесточайших битв во время завоевания Ханаана Иисусом Навином. Она процветала в период Израильского царства, но затем была полностью опустошена после падения Иерусалима в конце VI в. до н.э. В IV в. до н.э. Александр Македонский вихрем промчался через эту область, сметая все на своем пути, и именно здесь хасмонеи подняли восстание против созданной им Сирийско-греческой империи. Наконец, в 1880-90-х гг. именно здесь были основаны первые современные еврейские поселения. Сегодня некоторые из них выросли в небольшие городки, в то время как другие, потонувшие в буйной растительности и запахе коровьего навоза, создают вокруг себя атмосферу сельской неподвижности, вступая тем самым во все более явное противоречие со стремительным темпом развития Израиля.

Античность и современные технологии

Примерно в 35 км к северу от Кирят-Гата, в глубь страны от Явне расположен город Реховот, где размещается Институт Вейцмана, всемирно известный израильский научно-исследовательский и опытно-конструкторский центр, названный именем Хаима Вейцмана. Первый президент Израиля, он был ученым в области органической химии с мировым именем и в течение многих лет возглавлял мировое сионистское движение.

Основанный в 1934 г., Вейцмановский институт первоначально концентрировался на проблемах местного сельского хозяйства и медицины, нов 1949г., после образования государства Израиль, он был превращен в научно-исследовательское учреждение мирового класса. Сегодня в институте работают 1500 научных работников и аспирантов, проводятся исследования по 400 проектам в таких областях, как строительство трубопроводов, борьба с раком, создание гормональных препаратов, иммунология, геронтология, ядерная физика, компьютеры, геофизика, лазеры и т.д. Подлинной душой института в первые годы его существования был крупный делец, импрессарио американского шоу-бизнеса Мейер Вейсгал, который передавал на нужды института миллионы долларов; он был также известен тем, что обычно ходил по территории института и для поддержания чистоты подбирал с пола любую соринку, использованные картонки, пластиковые пакеты и даже обгоревшие спички. И сегодня вылизанные лужайки, опрятные дорожки и содержащиеся в прекрасном состоянии цветники красноречиво свидетельствуют о том, что институт по-прежнему остается одним их самых чистых мест во всем Израиле. Экскурсии по территории института проводятся для всех желающих.

Помимо лабораторий, в институте можно осмотреть дом Вейцмана, спроектированный и построенный Эрихом Мендельсоном в 1936 – 37 гг. Могила Вейцмана находится в саду его бывшего дома.

К северу от Реховота лежат города Рамла и Лидда. Они были арабскими общинами, однако их жители бежали во время войны за Независимость 1948 г. и теперь они стали двумя среди очень немногих городов в Израиле со смешанным еврейско-арабским населением. В Рамле есть три больших мечети: Белая мечеть, постройка которой датируется VIII в., мечеть Сорока, построенная мамелюками в 1318 г., и Большая мечеть, построенная на месте кафедрального собора крестоносцев св. Иоанна. Заслуживает внимания Сводчатый Бассейн, подземная цистерна для снабжения города водой, сооруженная после IX в.

К северу от Лидды (это название на иврите звучит как «Лод») находится Аэропорт Бен-Гурион — вечно загруженная международная авиа гавань страны. Лидда (Лод), оттесненная в сторону ревущими реактивными лайнерами, играла важную роль в библейские времена и в период Второго Храма. В ней можно посетить древнюю гробницу Шейха, сооруженную на развалинах церкви крестоносцев XII в., в цоколе которой находится легендарная усыпальница св. Георгия.

Иудейское предгорье

К востоку от Рамлы, недалеко от Иерусалима находится Модиин, родовое поместье семьи Хасмонов, возглавивших во 11 в. до н.э. восстание против Сирийско-Греческой империи. Это восстание фактически и началось в Модиине, когда чиновник империи прибыл в это поселение и потребовал от жителей принести в жертву на языческий алтарь петуха; это делалось в соответствии с проводимой властями империи политикой насильственной эллинизации местного населения и подавления иудаизма.

Маттитиаху, местный священник, и пять его сыновей в ответ на этот приказ убили и самого имперского чиновника, и сопровождавших его солдат, тем самым спровоцировав начало восстания. Восстание, которое возглавил Иуда Маккавей, скоро охватило всю Иудею, а в последующем привело к освобождению Храма и восстановлению богослужения в самом Иерусалиме.

Во время Ханнуки — праздника, который проводится, чтобы отметить годовщину этого восстания, здесь, в Модиине зажигается факел; его несут затем, передавая как эстафету, в Иерусалим, где у Западной Стены с его помощью зажигают свечи памяти.

Примерно в 15 км к юго-западу от Модиина находится Неве-Шалом, где проводится уникальный социальный эксперимент по организации и укреплению сосуществования евреев и арабов. Это единственное поселение в стране, специально основанное для совместной жизни людей обеих национальностей. В здешней школе введены мат специальные уроки, на которых еврейские и арабские школьники знакомятся с культурой каждого из двух народов. Немного к северу находится парк Канада — центр отдыха, открытый в 1976 г., с виноградниками, фруктовыми садами с миндальными деревьями, древними фиговыми деревьями и площадками для различных развлечений. В этом парке находятся остатки деревни, которая, как полагают, является знаменитым Эммаусом, упоминаемым в Новом Завете, где, судя по Евангелию от Луки, люди видели воскресшего Христа.

Менее чем в 30 км к югу находится место еще одного древнего поселения Бейт-Гуврин; тут же расположен современный кибуц того же названия. В этой местности насчитывается много пещер, на вид весьма правильной формы, служивших римлянам в качестве каменоломен.

Иерусалимский коридор

Приблизительно в 20 км к западу от Иерусалима, на второстепенной дороге между городом Бейт Шемеш и мошавом Несс-Харим, находится пещера совсем другого типа: она простирается под землей более чем на 15 акров. Это пещера Сорек в природном заповеднике Авшалом. Обнаруженная совершенно случайно, в ходе рутинных работ по добыче камня, она оказалась самой большой пещерой в Израиле и содержит сталактиты и сталагмиты потрясающей красоты.

Прямо к югу отсюда лежит долина Элаха; именно здесь Давид поразил Голиафа. Согласно Библии, Давид отказался от доспехов, которые предлагал ему царь Саул, и «выбрал лишь пять острых камней из ручья», один из которых он метко метнул в гиганта-воина, свалив его с ног, а затем убив его его же собственным мечом.

В наши дни в этой долине находится приемно-передающая телевизионная вышка, которая принимает сигналы со спутника. Между этой дорогой и главной автострадой в Иерусалим, лежащей далее на север, в том же направлении лениво вьется железная дорога, проходя по живописным долинам Сорек, Рефаим и Сеадим.

Главная автострада на Иерусалим входит в узкое ущелье Шаар-Хагай к западу от Латруна и затем взбирается постепенно вверх по холмам, покрытым лесом. Эти холмы не всегда были такими зелеными. Когда первые еврейские переселенцы прибыли сюда, чтобы заложить свои деревни, они увидели перед собой холмистую пустыню, лишенную естественной способности к возобновлению своего лесного и растительного покрова из-за долгих столетий варварского отношения людей к природе. Ныне Еврейский Национальный фонд высаживает в год до 4 млн. саженцев деревьев.

Первоначально цель этой кампании заключалась в том, чтобы предотвратить эрозию почвы, но на данном этапе еще более важной задачей стало улучшить ландшафт, микроклимат, создать районы с наиболее благоприятными условиями для отдыха людей. В самом начале леса засаживались почти исключительно благородной иерусалимской сосной (этот вид деревьев и сейчас еще доминирует при посадках), однако на современном этапе прилагаются усилия разнообразить саженцы и по экологическим, и по эстетическим соображениям. Сейчас высаживаются новые виды деревьев, такие как кипарисы, акации, фисташковые деревья, рожковые деревья и множество местных пород карликового дуба.

Туристы могут почувствовать удивление, видя на обочинах дорог десятки разрушенных автомашин, окрашенных в коричневый цвет, чтобы не ржавели. Это остатки сожженных бронированных фургонов и автобусов, на которых доставлялись припасы в осажденный Иерусалим во время войны 1948 г. и которые были оставлены там, где они были разбиты, как памятники в назидание тем, кто пытался осуществить эту осаду. С вершины холма впереди можно увидеть Монумент строителям дороги, его алюминиевые лонжероны твердо указывают на лежащую позади столицу.

Еще в этом районе есть три арабских деревни, каждая из которых интересна по-своему. Самая большая из них — Абу-Гош; она названа так по имени большинства семей ее жителей. В ней есть две церкви и французский бенедиктинский монастырь. В парке находится Священный источник, из которого, как говорят, испил сам Христос.

Близлежащая деревня Ейн-Некуба является единственной в стране арабской деревней, которую на пустом месте построило государство, для бежавших из деревни Бей-Некуба арабов во время войны 1948 г., чьи дома после этого были заняты еврейскими иммигрантами. Еще одна арабская деревня Эйн-Рафа интересна тем, что хотя большинство ее фруктовых деревьев и овощных делянок орошается вполне современными методами, там до сих пор действует оросительная система, относящаяся к постройкам библейских времен. Около 10 акров сельскохозяйственных площади ей в этой деревне орошается естественным источником, вся вода из которого поступает на индивидуальные участки в соответствии с древней ротационной системой, т.е. по восемь дней каждому жителю. Естественно, за строгим соблюдением этого порядка бдительно следят все.

Между двумя последними деревнями и автострадой находится Эйн-Хемед (или Аква Белла), кемпинг и природный заповедник с протекающим здесь ручьем и восстановленным сельским домом крестоносца. На соседнем холме находится поселок Мевасерет-Сион (прежде Кастел) когда-то игравший важную роль арабский город, место одного из ключевых сражений за Иерусалим в 1948 г. Часть этого населенного пункта сохраняется как мемориал погибшим здесь солдатам, а некоторая часть разрушенных в ходе боев бункеров и долговременных огневых точек была восстановлена из тех же соображений. Отсюда раскрывается восхитительный вид на все Иудейское предгорье, а также на мерцающую вдали на юго-западе панораму Иерусалима.

Последняя остановка на дороге перед столицей делается в деревне Мотца у пня кипариса Герцля. Посаженное основателем современного сионизма во время его поездки в Святую Землю в 1898 г., это дерево стало объектом паломничества, а позже было срублено как жест в борьбе с мировым сионизмом . Остаток кипариса поместили под стеклянный колпак, а для президентов Израиля стало традицией сажать дерево в окружающем кипарис парке как символ того, что дело Герцля продолжается.

реклама